Академия Оборотней

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Академия Оборотней » Принятые анкеты » Явление Христа народу


Явление Христа народу

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Личные данные
-Имя и Фамилия/прозвище
  Glen Fabias Smith(Schmidt)/Глен Фабиас Смит(Шмидт)
-Пол/ориентация
Бисексуал.
-Возраст и дата рождения
146 лет. 26 октября 1865 года.
-Должность
Лекарь.
-Знак зодиака
Скорпион.
-Мировоззрение
Нейтрален.
2. Общее
-Характер
  Его вполне можно счесть за добряка, по добродушным улыбкам и ровному голосу с вежливыми интонациями, учтивостью при общении. Он создает впечатление весельчака и может ему соответствовать, если то в интересах мужчины. Завести новое знакомство для него не проблема, дружелюбный, общительный. Предпочитает иметь дело с людьми уступающими в чем-то ему самому, поскольку испытывает потребность в самоутверждение, которое необходимо обновлять каждый раз. Конечно бывают времена, когда методы не совсем соответствуют званию достойного человека. Не смотря на всю свою воспитанность и порядочность частенько делает вещи совершенно противоположные самому себе. Впрочем, люди многого не знают о нем.
Склонный к сарказму и иронии, частенько бывает не аккуратен в словах, порою даже груб. В общении с женщинами преуспевает мало. Нежностью Глен не наделен, а в комплементах подкован недостаточно, что выливается в жестокость разной степени. Назовите его садистом, и он улыбнется. Ведь истинная сущность не в том. Ему не приносит наслаждение процесс издевательства над человеком. Если он хочет убить, он это делает не задумываясь.
Он боится полной луны, тогда сносит голову и испытывает неприязнь к мелким грызунам, но с уверенностью может заявить, что вампиры приносят ему куда большее разочарование, чем парочка прожорливых крыс. Хотя, что до вампиров, его умиляют летучие мыши. Такой вот парадокс.     
-Внешность
  Любитель просторных рубашек и строгих брюк. Цвета в зависимости от настроения. От светлых, голубых, бледно-розовых, по праздникам белых, банановых, однотонных, без всяких бабочек тире цветочков. До темных, шоколадных, болотных, синих. Порой встречаются и пиджаки, жилеты в купе с галстуком, но как говорится, по особым случаям.
За прожитые годы Глен убрел некую статность, человека прожившего достаточно долгую жизнь, хоть и утратил загадочность родовитого человека. Обладая крепким телосложением и немалым ростом, 192см, он широк в плечах, что придает грубость его внешнему виду. Крепкие руки, по размеру своему мало подходящие для тонкого дела врача.
У него землистого цвета кожа, в некоторых местах поддавшаяся морщинами. Скулы слегка выпирают, что отметает все схожести с овалом. Широкий рот с неприметными тонкими губами, так часто расходящиеся в ухмылке. Нос, в целом ничем не примечательный нос, прямой если только, еще хранящий какую-то свою гордость. Глаза светло-карие с отливом в зеленый, их разрез небольшой, а взгляд хитроватый и в тоже время спокойно-безразличный. Темные брови, редко находящиеся в покое. Шатен. Волосы  спускаются чуть ниже ушей, волнистые по своей структуре. В детстве когда-то даже вились в кудри, но как это часто бывает, кудри исчезли, оставляя лишь воспоминания. Щетина полностью сбривается редко, оставляя следы растительности.
  Глен любит какие-нибудь побрякушки, фенечки. Носит плетенные браслеты на руках, редкое по одиночки, лучше сразу партиями, подобное есть и на пальцах, обвивающие кисть полностью.
В образе волка же похож на своего создателя – такой же грязно-бурый с вечно свалявшейся шерстью, торчащей клоками во все стороны, лучше чем иглы ежа. Крепкий зверь с длинными мощными лапами и не менее видными когтями. Ядовито-зеленые глаза с все тем же насмешливым взглядом.
-Биография
Часы уже давно отбили рубеж двенадцати часов и теперь скромно помалкивали в углу довольно просторной комнаты, кою освещала новенькая люстра, приобретенная хозяином поместью менее недели назад, по прихоти его сварливой супруги. Впрочем, сегодня было не до освещенья. Очередной мучительный крик наполнил помещенье, от чего мужчина, просидевший пол ночи под дверьми той самой комнаты вздрогнул, очищаясь от дремы, так упорно борющийся с сознаньем. Он встал, подумывая, не заглянуть ли внутрь? Но предположение о том, что именно он там увидит отбило всякое желание. Время в ожидании тянется мучительно медленно, а там, за этими стенами, бессонная и еще более ужасная ночь терзает его родную. Нервными и, пожалуй, слишком быстрыми шагами он принялся мерить коридор, досадуя на то, что ковры не создают должно эффекта. Где стук шагов, что вполне смог бы приглушить несносные крики? И вот еще один. Боги верно издеваются над ним. Но что это? О чудо, кажется он слышит долгожданный стрекот детского голоска. Фабиас, так звали этого доброго человека, подался к порогу, непременно собираясь войти, как на встречу дверь распахнулась сама, и в проеме показалась служанка Анна.
- Мальчик, - радостно сообщила она, пропуская новоиспеченного папашу внутрь.
- Дайте мне моего сына, - прогремел он, все еще не умея совладать с эмоциями.
Гретель спешно кутала новорожденного в пеленку, обтирая на ходу. «Вот,» - с этими словами протягивая своему господину маленький сверток. Мужчина гордо взглянул на этого еще маленького, но уже человека, его потомка, одобрительная улыбка окрасила суровые его черты.
- Хороший мужчина вырастет, - громко сказал он, - Ну что, Глен Фабиас Шмидт, добро пожаловать во Франкфурт. Сейчас двадцать пятое… что же это я говорю? Двадцать шестое октября тысяча…
- Милый, не думаю что нашему сыну сейчас будет интересно именно это, - устало произнесла Хельга Шмидт, ласково улыбаясь ему.
Мужчина растерянно взглянул на нее и, кашлянув, чтоб скрыть это маленькое замешательство, шагнул к кровати, вручая ребенка ей.
За окном блестел Майн под лунным светом, деревья ласково шелестели, еще не до конца опавшими листьями. Здравствуй юный Шмидт! 

1878 год, 13 августа.
- Давай, давай, гони его, сюда!
Крики мальчишек были слышны за квартал, что в целом не мешало им продолжать свою проказу. Но вот разбушевавшаяся компания добралась до тупика. Дальше лишь забор, а за ним владения мистера Майера, что само по себе является не самой лучшей альтернативой для побега.
- Попался, голубчик, - взревел Генри, пятнадцатилетний оболтус, бросаясь на Фреди Хофмана с кулаками.
Завязалась дрка, в которую норовил включиться каждый из мальчишек. Кто бы мог подумать, что Глен Шмидт был в их числе.
- Бей его, бей!
  Так и продолжалось, пока над головами драчунов не прозвучал грозный голос, принадлежавший никому иному, как мистеру Шмидту старшему.
- Прекратить!
Балагана, как ни бывало. Все бросились в рассыпную, стараясь улизнуть от наказания, что неминуемо последовало бы за такое дело.
- А вы куда, юноша?... – мужчина поймал сына за шиворот, - Берите своего пострадавшего приятеля и идемте.
- Сэр, отпустите, пожалуйста, я не сделал ничего, - взмолился Глен, не смотря на отца, - Я как все.
- Поэтому бери этого несчастного, я жду.
Уже в поместье Шмидтов.
- И что я буду делать? – скучающе болтая ногами спросил мальчик, поглядывая на Фреда, словно извиняясь. Тот молчал, смущенно опустив глаза.
- Что делать? – откликнулся Фабиас, задумчиво поглаживая подбородок, - Хм… Ты посмел калечить другого человека, даже не представляя себе последствий. Он пострадал не без твоего участия. А следовательно, умей платить за свои поступки. Попробуй исцелить, вернуть то что отнял. Ты видишь, сын, у мистера Хофмана ушибы. Они причиняют ему сильные неудобства, а что ты? Чист, как белый лист.
- Но я не умею исцелять, отец. Меня это не может касаться никаким образом.
- Тогда, отведи его туда, где ему смогут оказать помощь. И вот еще что, - мужчина скоро написал на листе бумаги записку, - Передай это лекарю.
Так был проложен путь Глена в область медицины, что впоследствии увлекло его до степени, когда слово «стоп» не значит ровным счетом ничего.

Это случилось, когда мистеру Шмидту младшему едва исполнилось тридцать четыре года. Шел февраль, толком так и не принесший морозы во Франкфурт. Тонкая корка льда на лужах – единственное доказательство зимы.
Глен прогуливался поздним вечером вдоль Майна, блуждая среди редких деревьев. Кругом была тишина, нарушаемая лишь редким плеском воды, да голосов разносящихся с другого берега. Кажется кто-то еще не закончил праздновать свадьбу. Где-то качалась лодка, в которой сидели двое и их звенящие голоса периодически долетали до ушей Шмидта. Он, лишь усмехаясь, продолжал свое неспешное шествие, когда шорох и тяжелый топот не заставил его обернуться. Было поздно. Последнее что он увидел оскаленную морду, кажется волка, или же огромного пса, летящего к нему с распростертыми объятьями. Глухой удар головой моментально вывел мужчину из игры, отдавая целиком и полностью во власть оборотня.

Оборотень обративший Шмидта вскоре умер. Он и кусал то его только для того, чтобы передать свое проклятье, боясь потерять. Впрочем, Глен очень скоро сообразил на счет преимуществ такой формы жизни. Правда вот, долго развлекаться ему не дали. Сочтя себя хищником, зверем, он сделался каннибалом. А это знаете ли, должность крайне заметная, без внимания не осталась. Появились и люди с вилами, факелами, пытались стрелять. Делать было нечего, пришлось ограничивать себя. Франкфурт остался за спиной. Появился Лейпциг. Там оборотень вел себя спокойней, порой даже пытался проявлять человечность к своим жертвам, но дурная слава растет быстро. Бремен, Кёльн, Берлин. В последним задержался. Шел двадцатый век. Тогда разум вернулся к Глену. Пора было остановиться, вернуться к людям. Это практически удалось, но настал 1938 год, когда Германия собирала силы. Война ударила в голову Шмидта, отбив напрочь здравый смысл. Однако за год до поражения он вынужден был бежать. Следующей остановкой стала Англия, Лондон. Там то и была сменена фамилия, Шмидт очень легко сменилось на Смит, в целях конспирации. Он продолжил врачебную деятельность, продвигал свое маленькое дело, пытался соответствовать времени, не упуская жизни из вида. Конечно, слишком долгая жизнь не остается незамеченной, приходилось кочевать, пока случайным образом он не наткнулся на Академию… кого же? Каково было его удивление, когда он узнал, что там учатся такие же, как и он сам. Можно было не скрывать более своих странностей. Здесь была защита и подходящее общество.
-Способности
Лечение болезней и ран – лечение других от лёгких до критических ран путем прикосновения.
Управление снами - способность проникать в сновидения других людей. Добавлять или изменять информацию, которую видит другой человек во сне.
-Инвентарь
То, с чем ваш персонаж прибыл в Академию.
Артефакты- нет
Оружие- толпа шприцов xD
3. Связь с игроком
-Связь с Вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

-Где вы нас нашли ?
Если еще помните, был тут с вами такой тип, Крэйгом кажется звали. Вот, это я.
-Частота посещения
среда-четверг, возможно понедельник – воскресенье. Вечер, от 18 и выше.
-Ключ к игре

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


0

2

Принимаю.

0


Вы здесь » Академия Оборотней » Принятые анкеты » Явление Христа народу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC